1003Автор, отец семейства, в большой статье делится своим опытом родительства, начиная с беременности и родов, рассматривая далее первые дни и годы развития ребёнка. Он на своём примере показывает, что большинство наших представлений об этом периоде, мягко говоря, нуждается в корректировке…

Содержание:
3. О беременности.
4. О родах.

3. О беременности.

Основное, что можно сказать о беременности – это то, что многие люди начинают делать ошибки еще в этот период.

Главная ошибка – считать беременность состоянием болезни, и начинать от нее усиленно лечиться. К этому подталкивает женщин все общество, окружение, родня и врачи. Этому давлению надо сопротивляться, пассивная позиция приведет к тому, что вы потратите время, деньги, нервы на ненужные и вредные медицинские процедуры. Крайне важно понимать, что прием любых медикаментов для беременных гораздо вреднее, чем для остальных людей. Даже не вспоминая хрестоматийную историю с талидомидом – любые привычные лекарства тоже несут большую опасность. Загляните в противопоказания – у половины лекарств там указана беременность, а вторая половина не думайте что чем-то сильно лучше. Поэтому общее правило – никаких таблеток. Кроме разве что случаев, угрожающих непосредственно жизни, но такие случаи уж точно не массовы.

Менее очевидно, что витамины “для беременных” тоже являются таблетками. Я убежден в том, что при правильном питании в витаминах нет никакой нужды; а вот их безвредность сугубо под вопросом. Не следует их принимать “просто на всякий случай”, как это обычно бывает; вместо этого следует сосредоточиться на правильном питании.

Питание в период беременности должно соответствовать двум критериям. Во-первых, немного, во-вторых – качественно. Немного – это значит не более чем вы питались до беременности, сохраняя свой вес на одном уровне. Никаких “тебе теперь надо за двоих кушать” заботливых бабушек! Ребенок растет медленно, и никакого дополнительного питания ему не надо. Оптимальный набор веса за период беременности, к моменту родов – 8-10 кг, а больше 12 кг – явно лишнее. Питание же “за двоих” приведет к набору веса в 20-25 кг, что очень часто и случается. Организм беременной женщины увеличивает склонность к набору веса по чисто биологическим причинам – после рождения ребенка женщине надо его еще выкормить, а вдруг голод? Значит, пока изобилие – надо отложить жирок. Однако этот механизм, будучи уместным в первобытных условиях – изобилие тогда было редким и недолговременным явлением – сейчас является излишним, и его надо контролировать.

Совсем другой вопрос – в качестве питания. Ну, вообще-то питаться качественно надо бы всю жизнь, а не только беременным; но уж беременным на этот вопрос обратить внимание есть очень прямой повод. Как именно питаться? Ну, насчет того что надо полностью исключить алкоголь и курение, знают наверное все (хоть не все и выполняют); гораздо меньшее количество людей знает, что то, что они обычно едят, и небеременному человеку есть ни к чему, а уж беременным вообще нельзя. Практически любая “цивилизованная” еда (термин почти из “Стюарта Забужко” Харитонова) – содержит в себе массу поганой химии, крайне неблагоприятно влияющей на здоровье как человека, так и ребенка. Никаких газированных напитков, никаких чипсов, никаких конфет и тортов, и так далее – список можно продолжать почти до бесконечности. Сейчас в городе вообще сложно купить продукты, которые не были бы вредными. Курятина? там полно гормонов и антибиотиков. Яблоки и апельсины? А вы в курсе, чем их опрыскивают там где они растут? Картошка с рынка? у сельской бабульки купленная? Иногда это может быть неплохой вариант, но я, насмотревшись тут как эти бабульки свою картошку выращивают, тоже бы не радовался. Вся сельская картошка опрыскивается ядами от колорадского жука, причем бабульки льют его, не жалея, так как не имеют никакого понятия о дозировке и сроках использования.

Что же делать, куда бежать? А я не знаю. Как городским людям решать проблему питания – это для меня загадка. Мы, живя в селе, питаемся полностью из собственных источников, в которых уверены. Полный спектр овощей со своего огорода (без какой-либо химии); яблоки, груши и абрикосы с окрестных деревьев (тоже без химии); яйца и курятина (куры кормятся на нашем же участке, без покупных кормов); козье молоко и козье мясо (козы кормятся опять же чистой травой на участке). Так что для нас правильное питание проблемы не составило. Но даже в городе можно хотя бы стремиться в нужном направлении, и исключать наиболее идиотские продукты. Общее правило – чем более переработана еда, чем дальше она от натурального состояния – тем она вреднее.

Другим важнейшим аспектом здоровой беременности является двигательная активность. Беременной женщине обязательно надо двигаться, как можно больше и активнее. Движений резких следует избегать, особенно ближе к концу срока; кататься на велосипеде, лошади, бегать – не надо. Лучший вариант – спокойные прогулки пешком на свежем воздухе. По времени – 2-3 часа в день минимум, лучше больше. Я не знаю точного механизма, почему именно так, но судя по многим доступным мне примерам, максимальная физическая активность и отсутствие лишнего веса – это залог легких и здоровых родов.

Рекомендуемая литература:

А. Акин, Д. Стрельцова. Девять месяцев и вся жизнь.

4. О родах.

О родах написано чрезвычайно много хорошей, внятной литературы. Поэтому постараюсь избежать влезания в подробности, чтобы не делать реферат книг, которые можно просто пойти и почитать (см. рекомендуемую литературу).

Современные больничные роды – в настоящее время превратились из “родовспоможения” в “родовоспрепятствование”. Множество данных указывает на то, что и процент смертности, и процент осложнений (и количество нанесенного вреда) среди женщин со здоровой беременностью, рожающих в роддомах, недопустимо и неоправданно велик. В случае родов особенно ярко видна особенность нынешней медицины – то, что она не имеет ничего общего с реальным благом своих клиентов.

Не избавившись от всех опасений, мы все же рожали в роддоме. Рожали вместе, я был рядом все время. Попытались выбрать компромиссный вариант, чтобы максимально приблизиться к домашним родам – выбрали тот роддом и того врача, которые благоприятствуют естественным родам, договорились заранее о том, что у нас будет отдельное помещение, и нам не будет никто мешать. Фактически, мы постарались организовать домашние роды, но чтобы роддом был не в нескольких километрах, а за стенкой. И при всех этих благоприятных факторах, мы все-таки получили от роддома определенную порцию негатива. Родили мы практически самостоятельно, но в самом конце процесса все-таки не обошлось без одного небольшого разреза и зашивания. Анализируя потом события, мы пришли к выводу что рожай мы дома, все было бы прекрасно, и никакой разрез был бы не нужен. Следующих детей мы будем, скорее всего, рожать дома.

После изучения множества информации по родам, и практического участия в этом процессе, я пришел к твердому выводу, что для здоровой женщины со здоровой беременностью – роддом не только не нужен, но более того – чаще всего вреден и опасен. Опасен теми осложнениями, которых не было бы, не попади она туда. Чаще всего в роддоме нормально родить вообще невозможно – любые роды врачи планомерно превращают в патологические, ну и потом доблестно решают возникшие проблемы. Нанося положенный вред, разумеется.

Важное замечание – речь идет о здоровой женщине со здоровой беременностью. Есть ряд состояний, таких например как предлежание плаценты, при которых рожать надо в роддоме безальтернативно. Все эти состояния уверенно диагностируются при плановых обследованиях беременных, исключения крайне редки. Именно поэтому, кстати, я ни в коем случае не призываю избегать этих обследований – если у вас предлежание, или еще какое-нибудь из состояний, препятствующих здоровым родам – об этом надо знать заранее. Главное – проходить обследования без фанатизма, без приема медикаментов, без попыток сделать вас пациенткой без всякой на то причины.

Моя позиция, таким образом – в роддоме предпочтительно рожать женщинам с определенными патологиями беременности и здоровья, являющимися помехой для нормальных родов. Здоровым женщинам со здоровой беременностью предпочтительно рожать дома.

Главное, что следует понимать про роды – что это не тяжелая болезнь, не угрожающее для жизни состояние, которое без медицинского вмешательства не пройдет – это нормальный физиологический процесс, к которому любая из женщин готова от природы. Следовательно, как и в любом естественном процессе, самое главное – не мешать ему, не допускать вмешательства, нарушающего естественный ход процесса.

Основные ошибки или заведомо неправильные действия, допускаемые во время больничных родов, таковы.

1) Роды – процесс, во время которого женщина уязвима. Поэтому природа предназначила ей искать для родов защищенное место, логово. Мозги роженицы настроены на то, что помещение должно быть полутемным, не должно быть никаких резких звуков, пугающих факторов, чужих людей. Общее правило – во время родов женщина не должна быть в состоянии стресса, она должна чувствовать спокойствие и защищенность.

Что происходит в роддоме? Женщина приезжает в чужое гулкое помещение, с белыми кафельными стенами, с ярким светом. Раздаются громкие звуки (врачи привыкли орать на рожениц, так как у рожениц изменяется восприятие – они частично “отключаются” от внешней среды, и чтобы заставить их услышать и ответить, надо повышать голос). Кругом снуют чужие пугающие люди. Ею командуют, говорят ей что делать. Проводят ей неприятный и болезненный осмотр и манипуляции в интимных местах. Надо ли объяснять, что это слабо похоже на чувство защищенности и спокойствия?

К этому же вопросу подстегнем и присутствие рядом знакомого человека, которому она доверяет и на защиту которого полагается. Отсутствие такого человека пугает – и так место стремное, так еще и защитника нет рядом. Самый естественный претендент на эту роль – это муж. Конечно, если в семье правильные отношения, и муж – защитник, а не подкаблучник. Другой вариант – мама, еще кто-то близкий, но надо чтобы кто-то был, на кого можно положиться. Сама женщина в процессе родов уязвима психологически – так как гормоны в процессе сильно меняют сознание, женщина частично отключается от реальности. Это явление носит название “родовой поток”. С чисто практической стороны, присутствие мужа крайне важно, потому что женщина в процессе родов неспособна принимать осознанные решения – спрашивать ее согласия на что-то – чисто формальное действие, она согласится на все что ей скажут. Наличие рядом человека, который контролирует происходящее – более чем желательно.

Таким образом, я однозначно за то, что во время родов все время с женщиной должен находиться ее муж (лучше всего), или кто-то из близких.

В большинстве роддомов до сих пор понятия совместных родов не существует – врачам свидетели не нужны. Никаких разумных причин удалять мужа от рожающей жены не существует. Попытки аргументировать это стерильностью просто смехотворны. Муж не более “нестерилен” чем роженица – они до момента приезда в роддом жили вместе, ели за одним столом, спали в одной постели, мылись в одном душе – у мужа на руках бактерий не больше чем у роженицы в паху; с какой стати он будет представлять для нее хоть какую-то опасность? Медики со здравым смыслом категорически не дружат.

2) В роддоме чаще всего (уже не везде, но все же в большинстве мест) укладывают на спину, и заставляют лежать все время родов. Природой и строением женщины такая поза во время родов не предусмотрена. Как было сказано в одной книге, “более неудобная позиция для родов – разве что стоя на голове”. При этом положении схватки становятся болезненными, а потуги – малорезультативными. Почему же медицина укладывает женщин на спины? Наиболее правдоподобное объяснение – очень простое: это просто традиция, пошедшая от того момента, когда женщинам в родах начала помогать медицина, и доктору надо было время от времени производить гинекологический осмотр – а это удобнее всего делать лежа на спине с разведенными ногами. Когда нас несколько раз осматривали в процессе схваток, и для этого просили лечь на спину, жена утверждала что схватки из вполне терпимых становились резко болезненными.

Правильное положение во время родов – любое, которое выберет сама женщина и в котором ей будет наиболее удобно. Во время схваток женщины обычно предпочитают понемногу ходить, останавливаясь и опираясь на подоконник или спинку кровати на время схватки. Когда схватки становятся сильными – удобной была поза стоя на коленях перед кроватью, опираясь на нее грудью. Еще у нас был такой большой мячик, на котором можно прыгать – так вот, удобно было также на коленях, положив туловище на мяч. Но повторюсь, это индивидуально.

Конечный этап – потуги и сам момент родов – точно так же лежа на спине очень неудобен для женщины. Природная поза – это стоя на четвереньках или на корточках. При этом сила тяжести максимально помогает, направляя ребенка именно туда куда надо. Лежа же на спине – ребенку надо двигаться горизонтально и даже немного вверх, и все за счет мышечных усилий матки и брюшного пресса.

По поводу болезненности. Общепринято считать, что роды – это ужасно болезненный процесс, без вариантов. Реально же – это совершенно не обязательно. У нас, пока схватки были несильными, вообще все было нормально, а в конце, когда схватки сильные и частые, стало хуже – но врач показала нам как правильно дышать в эти моменты, и с правильным дыханием ощущения снова стали вполне терпимыми. Повторюсь, лежа на спине все было совершенно иначе.

3) Стимуляция родов проводится сейчас в роддомах настолько шаблонно, что просто диву даешься – как это раньше женщины могли рожать без ампулы окситоцина в крови. Происходит это обычно по одному и тому же сценарию – в какой-то момент родов врач, измерив раскрытие шейки, и спросив про частоту схваток, качает головой и говорит – мол, слабая родовая деятельность, надо стимулировать. И хренась – окситоцин в вену.

Что такое слабая родовая деятельность, каковы ее причины, и что надо делать? Ответ – да фигня это все, кроме самых редких случаев. Роды не проходят по одному расписанию у всех женщин. Первые роды могут идти от нескольких часов до двух суток, и это вполне нормально. Посреди родов женщина может даже поспать, и это хорошо – восстановит силы. Родовая деятельность (схватки и раскрытие) идет то сильнее, то слабее, и ничего особенного тут нет.

Важны также сопутствующие обстоятельства. В первом пункте я писал, что женщине весьма важно спокойствие и отсутствие стрессов. А почему? Что будет если роженица испытывает стресс? При этом происходит замедление родов, вплоть до полной остановки. Это природный механизм: если вдруг рожающей в логове женщине все же приходится вскакивать и куда-то бежать (враги напали, или хищники) – то роды приостанавливаются, пока она вновь не окажется в безопасном месте; там они продолжатся. Что происходит с современной женщиной? Первая половина родов уже прошла, она прибывает в роддом, там получает полную порцию стресса, описанного в п.1. Родовая деятельность замедляется, врачи радостно потирают руки, доставая шприц.

Что происходит, когда женщине с замедлившимся темпом родов вкалывают окситоцин? Прежде всего надо понять, что такое стресс и как он действует. При стрессе выделяется гормон адреналин, который производит много разных воздействий на организм, в том числе спазмирует гладкую мускулатуру. В том числе и шейку матки. Вполне целесообразное действие – во время стресса, когда надо бежать-спасаться, шейку матки надо напрячь, чтобы не раскрывалась дальше. И тут вдруг бабах – и ударная доза окситоцина, который стимулирует сокращения матки – схватку. Схватка как раз ориентирована на то, чтобы головой младенца (или чем он там повернут) давить изнутри на шейку матки, чтобы понемногу ее раскрывать. Плюс схватки эти резко усиленные – гораздо сильнее чем надо на данном этапе раскрытия. Что при этом происходит? никогда не пробовали силком растягивать спазмированную мышцу? Ну попробуйте разогнуть ногу, если схватит судорога, можно будет составить впечатление. После введения стимуляции резко усиливается болезненность схваток.

Практически всегда, когда врачи говорят что нужно стимулировать – вполне достаточно предоставить женщине спокойную обстановку, и ничего больше не делать, все пойдет дальше само собой. После введения стимуляции, помимо увеличения болезненности, самое главное последствие – сбитый глобальный процесс родов. Он ведь регулируется не одним окситоцином, а и несколькими другими гормонами, с более тонким действием. Если до этого роды сами идут, то после стимуляции роды “врачи ведут”, с каждым следующим шагом вмешательства накапливая негативные воздействия.

4) Прокол плодного пузыря. Очень часто врачи по каким-то невнятным показаниям, или вовсе без них, делают прокол пузыря. Эта процедура считается безобидной и ни на что не влияющей. Однако есть сведения, что она, как и любое искусственное вмешательство в ход естественного процесса, может сильно его нарушать. Подробнее о влиянии стимуляции и прокола можно почитать по этим ссылкам (ссылка1, ссылка2), вот фрагмент оттуда (это интервью с врачом-неврологом, утверждающим, что масса неврологических проблем у детей, включая тяжелые, происходят из-за родовых травм, имеющих своей причиной именно неограниченное применение стимуляции и прочих вмешательств в роды):

– У нас есть вопрос по поводу прокола пузыря, мы неоднократно сегодня в беседе говорили об этой безобидной по современным меркам манипуляции. Что в ней такого особенного?

– Это не безобидная манипуляция. Это манипуляция очень серьезная для процесса родов. В научной статье того же профессора Радзинского говорится о последствиях прокола пузыря при небольшом открытии шейки матки. Если взять рекомендации 50-х годов, довоенных акушеров, то пузырь прокалывали как минимум только при полном открытии шейки матки. Сейчас пузырь могут запросто проколоть при минимальном раскрытии шейки матки для того, как они считают, чтобы стимулировать процесс родов. Стимуляция процесса родов может не пойти, а наоборот, случится слабая родовая деятельность. Долгий безводный период может закончиться стимуляцией родов более серьёзным средством – окситоцином. Так что это совершенно не безобидная манипуляция. Современные руководства, которые для акушеров пишутся Сидоровой и другими профессорами, там рекомендуется прокалывать пузырь обязательно при 6-8 см раскрытия шейки матки. Совершенно безосновательная рекомендация. Почему? У нее же ниже, и в любом иностранном руководстве написано, что после прокола пузыря идёт резкое повышение тонуса матки, и в течение как минимум получаса это отражается на повышении кровообращения в матке и плаценте, то есть получается, что ребёнок за это время может получать гипоксию. То есть это не какая-то безразличная для процесса родов, а прежде всего, для ребёнка, простейшая манипуляция! Об этом почему-то акушеры не говорят, когда делают прокол пузыря. Однако, это фиксируют. После того, как тонус матки нормализуется, кровообращение может восстановиться, и дальше роды, может быть, пойдут своим путём, и ребёнок родится обычно, без каких-либо вмешательств. Так называемая шкала Апгара, на которую так часто ссылаются – это оценка состояния ребёнка после родов – она будет нормальная. Но когда к неврологу принесут такого ребёночка в месяц, у него найдут нарушение тонуса рефлексов мышц. То есть, как я ранее говорил, кора мозга не может установить нормальных связей. То есть мозг страдал. Прокол пузыря может быть одной из причин, которая к этому привела. Хотя дальше вроде бы ребёнок родился нормальным. Поэтому данная манипуляция должна быть строго обоснованна. И обоснований этих часто недостаточно, потому что акушеры часто не представляют последствий своих действий. Им важен процесс родов, важно, чтобы роды шли. Хорошо, чтобы без кесарева, а что там с ребёнком…Если на КТГ всё плохо, вот это уже значит, что роды идут плохо, ребёнок страдает от таких родов. Но эти последствия у ребёнка акушеров потом не касаются. Если ребёнок всё-таки родится и не попадёт в реанимацию, то эти последствия от прокола пузыря, от простагландинов, которые вводили, чтобы подготовить к родам шейку матки, – это всё будет видно потом, когда у ребёнка начинает развиваться нервная система. Неврологи эти последствия видят.

– То есть врач своими запрограммированными родами получил живого ребёнка и женщину, дальше за них ответственность не несёт…

5) Обезболивание. Является вполне логичным этапом после стимуляции. Роженице очень больно, она кричит, и врач вкрадчивым голосом предлагает обезболить. Конечно же! кто бы не согласился. Даются непонятно зачем анальгетики, которые все равно в родах не действуют. После этого еще более вкрадчиво предлагается “сделать эпидуралочку” – эпидуральную анастезию, обычно за отдельные деньги. Польза от нее весьма условная – эпидуралка обезбаливает потуги, а не схватки, а схватки со стимуляцией – наиболее болезненная часть родов. Зато минусов – хоть отбавляй. После этой анастезии женщина не чувствует ничего ниже пояса, и не может сама никак влиять на роды, которые таким образом окончательно превращаются в чисто медицинскую операцию. Сам укол в спинномозговое пространство несет определенный риск серьезных осложнений.

6) Очень часто в той или иной стадии родов по тем или иным причинам врач принимает решение завершать роды не нормальным путем, а кесаревым сечением. Кесарево – это серьезная полостная операция, со своим процентом смертности, с серьезными осложнениями, и с неизбежными негативными последствиями и для матери и для ребенка (перечислять подробно не буду, это все есть в литературе). Ее надо избегать как только можно; и применять только по жизненным показаниям. В то же время в наших роддомах делают кесарево направо и налево – большей частью совершенно необоснованно. А даже если обоснованно – то чаще всего эти причины возникли не сами по себе, а от предыдущих врачебных вмешательств в естественный ход родов.

Маленькое отступление. Если кто-то сейчас это читает, кто раньше не сталкивался с подобной медицинской тематикой, то у него наверное уже возник недоуменный вопрос – да чего ж это я на врачей-то такое наговариваю? Неужели добрые дяди в белых халатах действительно что-то делают во вред роженицам? Зачем им это надо?

Надо понимать, что врачи такие же люди как и все. И прежде всего действуют в собственных интересах. Это вполне нормально, все мы так делаем. Просто не у всех объект работы – это жизни и здоровье других людей. Люди на кроватях для врачей – это всего лишь “станки, станки”. Наивно думать, что здоровье женщины и ребенка, которых этот врач видит первый и последний раз, для него будет важнее собственной карьеры, спокойствия, финансового благополучия. А медицинская система построена так, что врача гораздо проще упрекнуть и наказать за то, что он чего-то НЕ сделал, чем за то, что он СДЕЛАЛ что-то лишнее. Понимаете? Если только одной из десяти женщин, которым сделали кесарево, оно было действительно нужно – врачу гораздо проще делать его всем, чем не сделать кесарево одной из тысячи, кому оно МОЖЕТ оказаться нужным; и оправдываться, почему он его не сделал. Отвечать на вопрос “почему не сделал” гораздо сложнее, чем говорить “я сделал все что можно было”, даже если эти действия человека загубили, как в вышеприведенном примере с ребенком-инвалидом. Тут в полной мере работает принцип “лучше перебдеть чем недобдеть”, и совершенно неважно, что “перебдение” портит жизнь девяноста процентам, а “недобдение” испортило бы одной из тысячи.

Тем более, когда такая “забота” финансово выгодна.

7) Очень часто необоснованно делается эпизиотомия – разрезы промежности. Они более травматичны для женщины, чем естественные разрывы; к тому же разрыв может произойти, а может не произойти, заранее этого не известно. Однако прямой разрез врачу легче зашивать.

8) В конечной стадии потуг иногда врачи практикуют такое действие как выдавливание. Руками надавливают роженице на верх живота, чтобы ребенок вышел. Это действие крайне травматично для ребенка (для женщины тоже), и является одной из главных причин возникновения родовых травм, приводящих к ДЦП разных степеней. Да, большинство дцп-шников, которых мы иногда видим – на совести врачей (а мы видим на улицах только дцп слабых степеней, сильные – неходячие, и лежат по домам и интернатам, на глазах не мелькают). Приказом минздрава выдавливание уже давно категорически запрещено. Врачи в роддомах, впрочем, об этом не знают, потому что продолжают его практиковать. Об этом я говорю, так как это произошло с нами – в конце родов, когда надо было ускориться чтобы избежать гипоксии, подошел помощник и уже хотел надавить – мне его пришлось в буквальном смысле хватать за руки. Он еще обиделся как ребенок – мол, я помочь хотел, а вы неблагодарные…

Запомните – врачи не отвечают, если в результате их действий у вас будет ребенок с церебральным параличом. Им по барабану. Ребенок этот будет ваш, на всю жизнь (вашу или его..). А врачам важно чтобы ребенок родился живым, и с них были взятки гладки. Редко когда бывает, что речь в такой ситуации действительно идет о жизни ребенка; но даже если так, то как по мне, то лучше мертвый ребенок, чем ребенок с церебральным параличом. Можно потом второго родить, здорового. А что бывает, когда рождается ребенок инвалид, думаю, вы знаете не хуже меня.

9) Первое, что делают только что родившемуся ребенку – это хвать! накладывают зажимы, и перерезают пуповину. Счет идет на секунды! У нас получилось именно так – я даже муркнуть ничего против не успел, а пуповина уже была перерезана. На вопрос, почему так сделала, врач потом только мямлила невнятицу. При том что я изначально говорил чтобы этого не делали.

Когда ребенок проходит по родовым путям, он сильно сдавливается. Часть его крови выдавливается из него в плаценту. Эта часть очень немалая – до 20% крови. Потом, когда ребенок родился – из плаценты по пуповине его кровь возвращается к нему обратно. Для этого предусмотрен естественный механизм – сосуд от плаценты к ребенку остается открыт, а сосуд от ребенка к плаценте пережимается. Крови, чтобы вернуться, хватает нескольких минут. После этого пуповину уже можно перерезать без всякого ущерба – или перервать, или зубами перегрызть. Если же пуповину перерезать сразу – то ребенок эту кровь просто теряет. Потеря 20% крови – это много или мало? Ну, если учесть что для взрослых здоровых доноров считается безопасной кровопотеря не более 10% – и то после этого многих шатает и в обморок укладывает – то наверное для младенца потеря 20% – это таки много. Нет, дети конечно живучие, они от этого не умирают, но хорошо им от этой кровопотери тоже не делается. Пониженный гемоглобин (а какой он еще может быть, если потеряна пятая часть крови) – именно от этого.

Зачем же врачи делают то что делают? А затем, уважаемые, что плацента – это не биологический отход, и идет она потом не на помойку. Ее покупают за немалые деньги компании, делающие из нее дорогую косметику. И каждый грамм стоит денег – поэтому эти граммы никто терять и не собирается. Так что врачи, в самом прямом смысле, торгуют кровью наших детей, и ничего зазорного в этом не видят.

В природе ни у каких животных, включая людей, никто пуповину не торопится перерезать. Родившийся детеныш остается с пуповиной, уходящей внутрь, и забирает из плаценты свою кровь; после отхождения плаценты пуповина либо сама рвется, либо ее перегрызает мать, когда съедает плаценту (практически все животные это делают, часто даже травоядные. Чего добру пропадать?).

10) После рождения ребенка врачи умеют вытаскивать плаценту за пуповину. Это крайне опасное занятие, грозящее кровотечением. Плацента должна отойти сама – тогда все происходит безопасно (при самостоятельном отделении сосуды пережимаются, и кровотечения не бывает). Конечно, если из-за их таких действий откроется кровотечение – то врачи тут же будут доблестно с ним бороться, и спасут роженицу.

11) Чаще всего в роддомах родившегося ребенка, отрезав от пуповины, и силком заставив его задышать (шлепками по попе; если его не трогать и не перерезать пуповину, он спокойно начнет дышать сам через небольшое время) – хватают и уносят куда-то. Это может еще оправдано, когда мать без сознания, живот и матка разрезаны при кесаревом, и ей еще предстоит завершение хирургической операции. Однако если она в сознании, и у нее все более-менее хорошо – то ребенка никуда уносить не надо. Вместо этого надо дать ребенка матери на руки (положить ей на живот, если она лежит), и оставить их в покое. Мыть кстати младенца не надо, только немного обтереть пеленкой.

Это крайне желательно сделать сразу по нескольким важнейшим причинам. Во-первых, очень полезно, если стерильная кожа только что родившегося ребенка соприкоснется с кожей матери – для ее заселения правильными, “своими” симбиотическими бактериями. Это залог дальнейшего отсутствия проблем с кожей, аллергий, и правильного развития иммунитета. Во-вторых, ребенку надо сразу дать грудь. Сосательный рефлекс у новорожденного проявляется в первые же минуты (до 30 минут) после рождения. Причин не дать ему покушать (до трех дней, как было в советских роддомах) – нет ни малейших. Молозиво, которое он получит (опять же, вместе с молочнокислыми бактериями с поверхности соска и из протоков) – залог правильного развития и здорового состояния его желудочно-кишечного тракта, и опять же, иммунитета. Для женщины дать грудь сразу после родов – важно не менее, а может и более, чем для ребенка. Это правильное начало лактации – залог дальнейшего отсутствия проблем с нею; кроме этого, сосание груди стимулирует сокращения матки, нужные для полного и беспроблемного выхода плаценты.

И существует еще одна, может даже самая главная причина, по которой ребенок сразу после родов должен быть положен на руки к матери, непосредственно соприкасаясь с ее телом. Это установление так называемой психологической связи между матерью и ребенком. Подобные вопросы исследованы мало, и их часто связывают с какой-то ненаучной мистикой и эзотерикой и прочей подобной хренью – на самом же деле ничего этого в данном случае нет. Понять это явление легко, опять же обратившись к нашим биологическим корням. У женщин есть так называемый материнский инстинкт – в узком смысле понимаемый как инстинктивное (не сознательное) стремление заботиться, ухаживать, оберегать маленькое существо, и делать это не по необходимости, а по желанию, и получать от этого радость и удовольствие. Это нормальное состояние для матери, полезное для выживания младенца. Однако очень часто можно видеть и другие примеры – мать, которой ребенок доставляет не радость, а мороку и раздражение. Она за ним конечно ухаживает, однако делает это по необходимости, потому что умом понимает что “так надо”. Но при первой возможности легко передает эту обязанность кому-то другому – няне или своей матери. Именно такие мамочки легко бросают (или вовсе не начинают) кормление грудью, “чтобы грудь не обвисла”.

Очевидно, что в первом случае материнский инстинкт включился, а во втором – нет. Как же так произошло? Оказывется, этот инстинкт включается не самим фактом родов, а в тот момент, когда мать берет новорожденного на руки и дает грудь. Гормональные механизмы настроены таким образом, что для только что родившей женщины наличие теплого, шевелящегося ребенка, прижатого к ней, и взявшего грудь – это сигнал “ребенок родился живым, о нем надо заботиться, так что включаем материнский инстинкт”. Если этого не произошло в ближайшее время после родов – то для организма женщины это сигнал “ребенок родился мертвым, материнский инстинкт включать не надо”.

По счастью, у многих женщин этот инстинкт все же получается включить, хотя бы частично, и позднее; то же касается и лактации, она вообще очень гибкая; известны в частности примеры включения лактации даже у не рожавших женщин. Однако, по-видимому, множеству семей, где матери не любят своих детей и смотрят на них как на обузу, мы обязаны именно врачебной традиции отъема новорожденных от матери.

В роддоме, где мы рожали, с этим вопросом было все в порядке – все-таки роддом этот из нормальных. Зачем во многих других местах до сих пор детей уносят от матери надолго – бог их знает. Никаких рациональных причин для этого нет. Взвесить и измерить рост ребенку можно и позже; причины типа “матери надо отдохнуть” – вообще полный бред.

12) Иногда после рождения младенцам по какой-то непонятной причине ставят внутривенно глюкозу. Никаких серьезных причин обычно для этого нет, кроме разве что восполнения жидкости после кровопотери (молодцы врачи, сначала кровушку отобрали, затем не забыли что надо жидкость восполнить). А опасность осложнений, как и у любых медицинских манипуляций, есть.

13) Сразу после рождения, или позже, ребенка в роддоме могут унести, и сделать ему прививки (БЦЖ и гепатит В) без согласия и ведома родителей. Это незаконно, но широко делается на практике. О прививках я пишу ниже в отдельной теме. Родителям же надо не забывать – они единственные имеют законное право определять, какие медицинские манипуляции можно или нельзя делать с их ребенком. Любые реальные последствия, естественно, тоже достанутся им.

14) Во многих роддомах до сих пор содержат детей и матерей раздельно. Приносят покормить по расписанию, и опять уносят. Это совершенно бредовая система, издевательская и для матерей и для детей. Естественное, нормальное состояние – это ребенок находится рядом с матерью или у нее на руках, и никак иначе. Этой системе мы обязаны множеством искусственников – когда у матерей не налаживается лактация с самого начала. Ей же мы обязаны, возможно, всеми случаями маститов и прочих осложнений у женщин.

15) Практически всегда в роддоме врачи попытаются полечить младенца от физиологической желтухи (гипербилирубинемии). Практически всегда к этому нет ни малейших причин. И хотя теперь детей от этого уже не лечат люминалом, как было раньше – но безвредность фототерапии тоже под вопросом, да даже и безвредным манипуляциям зачем подвергать ребенка без всякой нужды? Иногда еще “лечат” внутривенным вливанием жидкости – физраствора или глюкозы – что для ребенка нефизиологично и бесполезно.

15) В роддоме вас запросто плохому научат. В прямом смысле слова. Научат тугому пеленанию младенца. Научат его кутать в теплое, содержать в помещении с жарким и сухим воздухом.

Этот список не претендует на полноту. Я перечислил только то, о чем сам имею ясное понятие, и с чем столкнулся на практике. Однозначно существуют и многие другие пункты.

Рекомендуемая литература:

А. Акин, Д. Стрельцова. Девять месяцев и вся жизнь.
Р. Мендельсон. Как вырастить ребенка здоровым вопреки врачам.

Источник

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *